Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:07 

Природа шипов ( Nature of thorns)

Schingiuire
To make a monster into a pet, one must first break the monster into a husk, leaving nothing of personality or mind. Then, and only then, can it be rebuilt to fit the master as a pet.
Название: Природа шипов ( Nature of thorns)
Оригинал: www.diary.ru/~Schingiuire/p116264519.htm
Автор: Schingiuire
Переводчик: Dafna536
Бета перевода: Melissa
E-mail переводчика: alexchatte@gmail.com
Рейтинг: G
Жанр: Romance, Fluff
Персонажи: Дракула (Алукард), Абрахам ван Хелсинг
Содержание: "Мне довелось прочесть одну любопытную книгу, в которой автор сравнивал людей с растениями, утверждая, что каждому человеку можно приписать такое, которое будет соответствовать характеру...."
Примечание автора: Фик написан по заказу для Alex ( aka Dafna536). Она просила меня написать флафф и это самое близкое к флаффу, что у меня получилось.

Дракула переступил дверной порог и настороженно посмотрел в глубину раскинувшегося перед ним сада в поисках малейшего признака человеческого присутствия. Не почуяв ничего подозрительного, он ступил на вымощенную камнем тропинку, что вела сквозь лабиринт цветов и деревьев. Редко случалось ему покидать стены особняка, и в такие моменты, насколько это представлялось возможным, он старался избегать Абрахама и остальных обитателей дома. Плавно, словно зыбкая тень, он скользил призраком меж цветущих растений и дурманящих ароматов весны.

Сад, прилегающий к особняку, больше походил на лес: высокая стена зарослей надежно отгораживала его от остального мира. Полная луна, висевшая высоко в небе, освещала все вокруг мягким светом. Дракула замер, любуясь красотой одного из распустившихся ночных растений, и протянул руку, чтобы осторожно, лишь кончиками пальцев, коснуться лепестков.

― Они прекрасны, не правда ли? — раздался за его спиной глубокий низкий голос.

По телу вампира пробежал холодок. Пятнадцать почти свежих ран, нанесенных серебряным кнутом и не заживших до сих пор, заныли: случившаяся вечером словесная стычка с Абрахамом закончилась крайне жестоким наказанием.

― Прекрасны, ― покорно согласился немертвый, давно уже оставивший бесплодные попытки угадать, каким образом смертному удавалось обманывать его чутьё. Он мог только догадываться, что это часть магии, которую Абрахам использовал в своих экспериментах над ним.

Ван Хелсинг подошел ближе и остановился рядом с ним. Дракула застыл, почувствовав вес человеческой руки на своем плече, и, отдернув ладонь от цветка, спрятал ее в складках лабораторной робы, похожей на монашеское облачение. Одежда была сделана из плотной, ткани, которой обычно накрывали объекты исследований, когда заканчивали с ними работать.

Абрахам слегка сжал плечо вампира и убрал руку. Отвернувшись, он засунул руки в карманы и зашагал дальше, вглубь сада.

И тогда Дракула почувствовал это: невидимую нить между ними, словно натянутый поводок, который он ощущал еще со времени последней, безумной серии опытов в подвалах особняка. Он так и не понял, почему вдруг его ноги, словно по собственной воле, понесли его вслед за человеком, мучившим его вот уже почти два года. Однако Абрахам никогда не удосуживался объяснять суть своих экспериментов, а потому любой результат оказывался сюрпризом — вампир чувствовал себя лабораторной крысой, которой нужно найти кусочек сыра в лабиринте. Тряхнув головой и отогнав навязчивое видение, он почувствовал, как прохладный ночной ветер перебирает его волосы и колышет подол робы.

Возможно, это всего лишь всходы медленно растущего уважения к Абрахаму заставили вампира двинуться за бредущим по тропинке смертным вглубь сада. Ван Хелсинг же, казалось, не замечал следующей за ним тени, бесшумно ступающей босыми ногами по песчаной дорожке. Но вот он остановился у каменной скамьи и присел, скрестив руки на груди и, по всей видимости, пребывая в глубокой задумчивости. Дракула некоторое время стоял в нерешительности, из темноты наблюдая за хозяином, но, наконец, подошел ближе и скользнул на сидение рядом. Настороженный и готовый в любой момент сорваться с места, он постарался сесть в некотором отдалении от человека, на безопасном расстоянии.

― Мне довелось прочесть одну любопытную книгу, в которой автор сравнивал людей с растениями, утверждая, что каждому человеку можно приписать такое, которое будет соответствовать характеру, — Абрахам замолчал и, наклонив голову, задумчиво улыбнулся луне. — Такая странная книга — я просто не мог ее бросить, не дочитав до конца. И провел несколько ночей, размышляя, каким бы растением я мог быть. Но, думаю, в конце концов, понял.

Дракула приподнял тонкую бровь, гадая, кто из них двоих более безумен. Справедливо рассудив, что Хозяин, пребывающий в столь странном расположении духа, не опасен, он закинул ногу на ногу, устраиваясь поудобнее.

― И что же, ― прошелестел голос вампира, ― это оказалось за растение?

― Кактус, ― хмыкнув, ответил Абрахам.

Немертвый моргнул, узкие губы растянулись в усмешке.

― Едва ли лестное сравнение.

Абрахам рассмеялся, опустив руки.

― Да, пожалуй. Но я размышлял об этом не раз. Я выстраиваю вокруг себя непроницаемую стену, так же, как и кактус из своих колючек. Никто не отваживается приблизиться ко мне. — Он пожал плечами. — Я защищаю лишь себя, не заботясь об остальных, всегда ищу личной выгоды и наказываю любого, кто осмеливается проявить заботу ко мне. Тех же, кто восхищается мной, держу на расстоянии. Редко предпринимаю попытки привлечь к себе людей, а если и делаю это, то всегда прячась за стеной колючек и шипов.

Он окинул Дракулу внимательным оценивающим взглядом.

―Ты же, Граф, роза…

Вампир наклонил голову, удивленно приподнимая брови.

― Роза? Что заставило Вас так решить?

― … потому что, ― продолжил Абрахам, ― прячешь острые шипы за яркой зеленью листьев. Твоя красота привлекает всех, кому случается пройти мимо. Но ты обманываешь их, маня ближе, приглашая сорвать бутон,― Абрахам наклонился к вампиру, обхватывая его подбородок пальцами и приподнимая его. Глаза Дракулы расширились, когда он встретился глазами с человеком, взгляд которого будто проникал в самые глубины его прогнившей души.― И когда кто-то все-таки осмеливается протянуть руку за цветком, твои шипы причиняют ему страдания, ранят и крадут кровь. Но, даже испытав боль и предательство, люди все равно, раз за разом пытаются похитить твой цветок.

Дракула не пошевелился, даже когда палец Абрахама мазнул его по губам и погладил по щеке.

― Но я из тех людей, что позволяют розе расти и не пытаются сорвать её. Цветок живет дольше, а шипы не ранят меня.

Усмехнувшись, Абрахам встал, его рука скользнула по лицу вампира и прошлась по густым угольно-черным прядям.

Немертвый сидел неподвижно еще некоторое время после того, как Абрахам ушел. Его кожа была холодна, как и ночной воздух, за исключением лица, где человек прикоснулся к нему. Вдруг вампир поднялся и подошел к кусту кактуса. Присев, он осторожно, чтобы не задеть колючки, погладил пальцем упругую зелень.

― Как видишь, не всех ты можешь удержать на расстоянии, — промурлыкал он с довольной усмешкой.

@темы: Dracula, Abraham/Alucard, Short Stories

URL
Комментарии
2010-07-16 в 03:27 

Дракула579
Браво)

2010-10-24 в 06:45 

Аой_Хотару
Aoi-Dai
Вот бы ещё Abraham/Alucard)))

2010-10-24 в 11:31 

Dafna536
Sorry I missed church. I was busy practicing witchcraft and becoming a homosexual
Лисий демон На английском читайте Счинг...там и Абрахам/Алукард... и Алукард/Абрахам

   

Schingiuire

главная